Владимир Ларин (vlarin) wrote,
Владимир Ларин
vlarin

Categories:

Из недавнего "Корсарского патента" Переса-Реверте

Туристы идиотии
(Turistas de la idiotez)

Человеческое существо прежде всего и главным образом - сукин сын. Глубже, в деталях, он может быть чем-то ещё. Дарю вам эту вступительную фразу, так как она моя и почерпнута не из книг или бесед у барной стойки, а из личной эмпирической визуальной убеждённости, полученной из первых рук там, где сукины дети обычно проявляют себя во всей красе.

Недавно мексиканский новеллист Хорхе Сепеда Паттерсон рассказывал, как после землетрясения, опустошившего его город и повредившего его дом, он наблюдал феномен, который он называет гуманитарный туризм: разномастных людей, обитателей зажиточных кварталов и скромных пригородов, прибывающих в зоны катастрофы под предлогом оказания помощи, но в действительности прогуливающихся среди руин в каске, светоотражающем жилете и защитной маске и фотографирующихся. Это было особенно заметно в первые выходные; и среди самоотверженных добровольцев из спасательных бригад, которые действительно трудились не покладая рук и выкладывая душу в попытке спасти жизни, кишмя кишели выряженные спасателями праздношатающиеся обоих полов, делая селфи на фоне руин и, в том числе, имея наглость наклоняться и позировать рядом с поисковыми собаками.

В действительности, дело это не новое. Во времена извержения над Помпеями или падения Византии не было мобильных телефонов со встроенной камерой, но я уверен, что общественность справлялась при помощи какого-нибудь эквивалентного метода. Чужое горе сильно мотивирует, и кое-кто имеет привычку прильнуть к нему с болезненным сладострастием, как на тех старых фотографиях бандитов, запертых в ящике и окружённых позирующими людьми, или на той фото бездыханного тела Че Гевары в окружении тесной компании. Быть может, разница заключается в физиономии, которая теперь изображает печаль. Раньше все позировали торжественно, в соответствии с обстоятельствами. Тем не менее, уже давно мало кто сохраняет форму. Перед камерой улыбаются и даже забавно жестикулируют и принимают симпатичные позы, нога на ногу, прищуренный глаз и всякое такое, без разницы, Эйфелева башня позади тебя или полдюжины жмуров, плывших на эмигрантской посудине и захлебнувшихся на пляже.

Дело не новое, повторю, хотя время и технология улучшают его и отлаживают. Помню пустозвонов в ассортименте, завсегдатаев войны на Балканах и Сараевского котла. Одни были политиками, философами и писателями обоих полов, позволяющими себе нагрянуть туда на пару дней, чтобы сфотографироваться в пуленепробиваемом жилете, а-ля японские туристы, а затем разъяснить миру в деталях, в чём суть трагедии. Другие были псевдо-журналистами или липовыми гуманитарными волонтёрами, втёршееся отребье, кому никто не давал право держать свечу на тех похоронах, и которые возникали и исчезали, как только добывали фото или видео, вконец достав нас - профессионалов, делавших свою работу. И этот тип людей, адаптировавшийся к новым временам и сценариям, никуда не делся и продолжает просовывать промеж других поднятую вверх камеру. Донимая. Сосредоточенные на фото или на самих себе на фото, почти не глядя на то, что позади них. Без разницы, в музее Прадо, на мексиканском землетрясении или в мясорубке на Рамблас в Барселоне. Снимая трагедии вместо того, чтобы предотвращать их, с мобильными телефонами наготове, регистрируя агрессии и катаклизмы вместо того, чтобы выступить против агрессоров или прийти на помощь жертвам. Они это проделывают даже со своими семьями. Или мы это проделываем с нашими.

И фокус в том, что теперь мы не смотрим на реальность напрямую. Мы даже не считаем это необходимым. Изображения, что ужаса, что радости, представляют интерес сугубо с целью их последующего показа и распространения. Это наша минута славы. Выкладывание фото в Инстаграм и видео на Ютуб стало целью наших жизней, мы как те бегуны на уличных забегах с быками, которые вместо того, чтобы наслаждаться адреналином и опасностью, держат в руке мобильник, пытаясь заснять быка; или те дюжины имбецилов и трусов, снимающих на свои телефоны избиение несчастного до смерти вместо того, чтобы остановить это. Мы бы снимали даже изнасилование - впрочем, это уже и так было сделано. Всё, что мы делаем, направлено на туристическое свидетельствование: я там был, смотри, что я съел в тот день, смотри, как ему наподдали, смотри, как истекают кровью жертвы террориста. Слышь, а ну как это видео станет вирусным. Пусть его увидит семья, друзья. Пусть его увидят все, и, разумеется, пусть увидят меня. Включая тех, кто меня не знает, и кому я на хер не упал.

И кто-то ещё спрашивает, почему я предпочитаю собак людям.



Разрешение на перевод на русский язык и публикацию в этом блоге предоставлено автором
Tags: Испания, Реверте, перевод
Subscribe

  • Пятничное чтение

    Артуро Перес-Реверте про происходящее в Каталонии. Не в бровь, а в глаз. Виновата Испания (España es culpable) Я не знаю, что случится в…

  • Про Мадрид

    В очередном приступе графоманства прокрался на портал Terra Alicante с парой слов про самый серый и скучный город Испании.

  • Туристы, которых мы заслуживаем - 2

    В прошлый четверг сайт афиша.ру разразился забавным "инсайдерским" материалом о туризмофобии в Барселоне. Статья первым делом ожидаемо повествует о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments